Страниц пользователей: 19893008 новых: 7335, сейчас на сайте: 25041
 MOBILE
Вход для
пользователей
 
логин
пароль
забыли пароль?
Зарегистрироваться
Регистрация позволит Вам иметь полный доступ ко всем разделам сайта, а также размещать о себе информацию.

Ляля   Live
Россия, Москва
Возраст: 50
Фото: 1
Былa 29 февраля 2012 в 20:47 Добавить в избранное
Пожаловаться
Занести в черный список
Написать
сообщение
Подарить
подарок
Подарить
Премиум
Как далеко
до тебя?
Основное Фотоальбом Дневник
Дневник
... 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 ...  Всего записей: 450, комментариев: 15090 Подписаться Список подписчиков
Рубрики: все, цитаты, Поликлиника, Философия, Грублю, Мемуары и побасенки, Чего только не напишут, Секс, Бизнес, Развлечения, Новости, Фотографии, Сказки про Тунис, О Вашем разбитом сердце, Разное, Поэзия искусство
08.12.09 20:46 Мемуары и побасенки | комментарии (8) | цитировать
ВТОРАЯ ЛЮБОВ

СТРОЕНИЕ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ ВАДИКА.

У Вадика были крупные половые органы. Большой мужской половой прямо таки ужасный он. Гладкий, ровный, пропорциональный, равномерно окрашенный. Мне лично совершенно не нравится. То ли дело, мой Вова, но об этом позже. Яйца у Вадика большие, розовые. Вот, пожалуй, и всё, что я могу сказать, поскольку не поэт и не Оля. Оля Митюхина описывать мужские половые может бесконечно, с эпитетами и зарисовками слюнявым химическим карандашом. Налево ли, на другой бок и какое это решающее значение имеет в жизни женщины. Описать Вадиковы нежности просили мои юные и среднего возраста подруги в личку. Вот оно долгожданное описание, получайте. А я продолжу мемуар.

Прошёл почти год, как я неудачно влюбилась в первого на деревне парня. Силы были на исходе, я начала чахнуть и походить на трупы подруг, валяющиеся штабелями у него под ногами. Чернее тучи ходила Оля. Мы были похожи на два недозаряженных робота. Мои мысли были постоянно заняты разгадкой ребуса, придумыванием новых способов, новых подходов к анализу ситуации. Ничего не помогало. Я была безупречна, само совершенство, лучше уже некуда. Результат: равнодушие, дружеские тряски за плечо, внезапные долгие поцелуи взасос, да так что не отобьёшься. Ничего интересного, потому что взасос на переменках Вадик целовал всех девушек. Я была в отчаянии. На грани … Гореть и сверкать без топлива больше было невозможно. Чувствовала, что если решение не найдётся, то я просто сломаюсь.

И, наконец ………. Вот оно, долгожданное! Эта была сильная победа, в первую очередь над собой. Судите сами.

Это случилось на кафедре внутренних болезней. Наша сумасшедшая компания как обычно нестандартно развлекалась на перемене. Мальчики и девочки по парам играли в ладошки. В стойке рапиристов противники наступали друг на друга, а вместо шпаги была рука. Оплеуха считалась за укол. Мы счастливые лупили друг друга по физиономиям, причём не факт, что девчатам доставалось больше. Я, так, вообще проворная и подготовленная спортсменка, набить другу, тем более Вадику, морду для меня плёвое дело. Не могу передать, какое это удовольствие залепить со всей силы, с размаху, да ещё с разбегу звонкую увесистую пощёчину огромному, неповоротливому скотине Якубсону, который насиловал меня постоянно в институте и вне его. После переменки мы входили в аудиторию с малиновыми опухшими щеками, некоторые оплеухи синяками надолго зависали на девичьих физиономиях.

Однажды Вадик так двинул мне, простите иначе не скажешь, по морде, что я на десять метров отлетела по длинному больничному коридору, да ещё прокатилась на попе. Движение моего тела остановила каталка с больным под капельницей. Больной с каталки не упал, но я, почему-то не рванулась к Вадику вернуть обиду, а осталась сидеть около каталки в неестественной позе. Дело в том, что в моих мозгах что то приятно зашевелилось. Измученный ум благодаря крепкой оплеухе собрал последние силы и наконец решил поставленную задачу. Осталось просто сформулировать. Я посидела чуток, молча встала, взяла свои вещи и направилась к выходу. Народ испугался, что мне нехорошо. Вадик взволнованно шутил, беспокоился, не врезал ли он слишком сильно, но я отмахнулась ото всех, не отвечая, не гладя на студентов, быстро ушла из больницы. Мне нужно было срочно куда-то сесть с листочком, ручкой и подумать.

РЕШЕНИЕ:

Кто такой Вадик? Что он любит есть, чем увлекается, кто его родители? Есть ли братья, сёстры, домашние животные? Какие планы в жизни? Что он думает о семье и браке? Посыпались сотни вопросов, и я поняла, что передо мной кукла, мультяшка, о которой я ничего не знаю. Я написала список вопросов и попыталась ответить хотя бы на несколько. Я немного знала об увлечениях. Это были живопись и единоборства. Вадик где то занимался у-шу, где то преподавал, я видела его картины. А КОГДА ОН ЭТО ДЕЛАЕТ? Ведь он целый день с нами. Значит, он бывает один и в это время занимается самыми важными для себя вещами. Интересно было бы посмотреть. К тому же эти занятия предполагают иной круг общения. Кто эти люди? Какие они? Ясно, что они интересны, иначе бы этот умный молодой человек не общался бы с ними. Интересные люди! Вот оно.

ОТВЕТ:

чтобы покончить с равнодушием к себе, мне нужно стать ИНТЕРЕСНОЙ для Вадика. А какой именно мне подскажут его увлечения.

Ситуация изменилась на следующий день. Во время мордобоя я спросила у Вадика, есть ли у него домашние животные. Он сразу бросил противника, получил по морде, перестал махать руками, впервые посмотрел на меня ясно и рассказал, стоя со мной у стеночки про афганскую борзую Иткола, судя по рассказу милейшую собаку. Мои вопросы сыпались один за другим. Мне и вправду было интересно, потому Вадик очень интересный человек. Всю следующую неделю паства оставалась без предводителя, злилась, скучала, женщины и фаворитка звенели от злости и зависти. Мы утонули друг в друге на переменках, лекциях и не могли наговориться. Вадик тоже заваливал меня вопросами. После учёбы мы по-прежнему развлекались компанией и Вадик оставался равнодушным, но я уже не унывала.

Обычно мы с Олей убегали раньше всех. Я подумала, ведь интересных девушек после нас не оставалось, неужели компания прогуливала тупую некрасивую Фирюзу, надменную Похилку и похотливую Алку? Да, и зачем Алку прогуливать, у неё квартира, она и так согласна. Из интересных людей у Вадика, после нашго с Ольгой ухода оставались, практически одни сумасшедшие мужики: Якубсон, Сыропятов, Новик. Но с ними долго с тоски умрёшь, а время ещё раннее. Я поняла, что этот момент мне не ясен и как-то раз я осталась.

Продолжение будет
Последний раз редактировалось: 08.12.09 20:47
08.12.09 04:38 Мемуары и побасенки | комментарии (21) | цитировать
ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА

СТРОЕНИЕ ОЛИНЫХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ

Я прожорлива, как дикое животное. Главное воспоминание о юности это чувство голода. Мама утром кормила меня огромной чашкой кофе с молоком, кашей с маслом, хлебом с маслом и какой-нибудь картошечкой с мясом. С собой давала полсумки огромных бутербродов с курицей, котлетами, огурцами и помидорами. Надо мной ржала вся электричка, когда я всё это уписывала по дороге. Два рубля я проедала в буфете на первой же перемене и умирала от голода до конца дня. Какие то гроши я оставляла на 5 пирожков с рисом, которые покупала на станции в Мытищах и уплетала их с наслаждением по дороге от станции к дому. Иногда силы воли не хватало, и я покупала тонкие бутерброды с ветчиной на Ярославском вокзале, которые мгновенно проглатывала, как таблетки.

Частые лишние деньги всегда тратились на ресторан. Пекин, София, Узбекистан, Нарва, Прага, Центральный. В этом меня поддерживала милая Оля, которая всегда носила восхитительные завтраки. Они сохранялись у неё до вечера. Оля брала в институт волшебные салатики, аккуратные бутербродики с чёрным хлебушком. Какую-то свеколку. Уммм. Каждому блюду Оля давала длинные обоснования. От свеклы запоров не будет, в изюме калий для работы сердца и так далее. Я сейчас практикую йоговскую пищу, вспоминать о её селёдочке больно. Мы с Олей по нескольку раз в день считали общий капитал и, если Вадик не брал нас собой шататься, то шли в ресторан. Оля всегда в ресторане пила чай из блюдца. Народ реагировал шоком.

- Оль, зачем ты пьёшь чай в ресторане из блюдца? – с любовью и восторгом как-то спросила я.
- А почему я, собственно, в 19 лет должна обжигать свой пищевод? – ответила вопросом на вопрос Несравненная, - Гуль, вот шла я вчера домой по лесу, и что-то меня так затошнило, затошнило. Присела я на пенёчек …. Ох! Не нравится мне эта игра сахаров!

Олины родители запрещали ей со мной дружить, по причине того, что все узбеки и цыгане одним миром мазаны. Подставят, обманут, украдут. Оля прятала меня в шкафу вместе с сапогами, если родители внезапно возвращались, когда мы вдвоём наслаждались жизнью у неё дома.

Оля чувственная девушка. У неё к этому делу, в отличии от меня талант. Я сердцеедка, вамп, роковая девушка, а Оля порно звезда. Я училась выносить мозг, а Оля изучала тело, чувственные наслаждения в частности секс. Она глубоко и смачно чувствует. Относится к сексу, как к еде и разбирается в вопросе. В девятнадцать лет она была крайне озабочена строением своих половых органов. Меня несколько раз подробно расспрашивала что и как и не услышав квалифицированного ответа пошла к врачу! Для неё это совершенно естественный шаг. Врач сказал, что всё в порядке, но Оля на этом не успокоилась и ещё много лет обсуждала со мной проблему как оно правильно так или наоборот. Просила меня посмотреть. Я отказалась наотрез. Тогда попросила, чтоб я ей показала. Я ей показала. Она минут сорок меня разглядывала, щупала, в итоге вздохнула, расплакалась, сказала что у неё всё по другому и как ей с этим дальше жить не знает. И она всё вопрошала и вопрошала, о чём именно я так до сих пор и не поняла.

Вопрошала Оля, судя по всему не только меня. Вадик ко мне стал приставать: покажи, да покажи. Она видимо подробно описала и зарисовала, как я устроена и ему стало интересно увидеть всё своими глазами так же ясно. Показывать, рассматривать и зарисовывать стало модой в институте. Люди показывали, рассматривали, рисовали, обменивались портретами, сравнивали, анализировали, указывали стрелочками. Кончилась это тем, что Оля стала лесбиянкой. У неё появился новый бой фрнд Лена Глазкова. Здоровенный телок. Занималась Лена боди билдингом и с удовольствием двигала мебель. Лена свирепо смотрела на меня и у Оли, в минуты откровенности со мной, с ресниц капали слёзы и она шептала, чтоб я её простила, потому что теперь я не я любимая подруга. О чём рыдать мне было непонятно, и я была счастлива, что у меня такая замечательная подруга, с которой никогда не соскучишься.

Таскаться компанией по улицам, хулиганить и пугать людей надоело и Вадик придумывал новые развлечения. Мы всем гуртом стали ходить в злачные места, пивнушки или дорогие бары. Доставали тетради, книги и устраивали семинар по рефлексотрапии. Каждый день было два докладчика по теме. На полном серьёзе часа по четыре в пивнушке или тёмном прокуренном модном баре со шлюхами, мы, одетые в костюмы и золото, занимались. Лица были внимательны и сосредоточены, несмотря на музыку и гвалт. Люблю своих друзей. Какой же то класс краем глаза видеть ошарашенного обывателя. Некоторые даже очки протирали, другие подходили спрашивали:
- А чё эт вы тут делаете? А ребят? Вы физики?

И ещё мы бросали горсти мелочи в метро и смотрели, как люди их подбирают, практиковали боку – мару в зоопарке (помните у Курта Воннегута?), просили милостыню, играли на губной гармошке. Потом таскались в клуб культуры общения «Маленький принц». Это конечно Вадикины фокусы. Оля, когда пила шампанское, то ровно на середин второй бутылки, мы засекали и ждали этого момента, она плакала, а под конец второй бутылке всегда читала одно и тоже стихотворение Блока про девушку на могиле. Оля никогда не могла дочитать этот стишок до конца, потому что ревела как, белуга. Прям душу рвало. Мы любили этот спектакль.

Так это было.

Для тех кто н читал "Колыбель для кошки", на смешной картинке боку мару.

Последний раз редактировалось: 08.12.09 04:39
02.12.09 00:40 Мемуары и побасенки | комментарии (20) | цитировать
ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА

ОЛИНА ЛУБОВ

Оля молча переносила боль. Держалась достойно. И напрасно, лучше бы попакала Вадик не прогнал её, потому что таких умниц и оригиналок на белом свете нет. Это давало девушке надежду. Она находила ему сотни оправданий. Винила меня, других женщин. Оля была уверенна, что её счастье разрушили злые завистницы. С той поры между нами червоточина. И мне было больно и ей. Рана у неё, конечно, была ужасная. Вот только недавно стало отпускать обиду.

Традиционно студенты врачи во время дежурства балуются сексом. Не отставал т моды и наш герой.

Как только Вадику выпадало дежурство с Митюхиной, он начинал за ней слегка волочиться. Однажды в такой день Вадик пригласил меня выпить шампанского во время лекций на соседней стройке. Или вина …? Я не помню. Собрались вчетвером. Оля (ей сегодня дежурить), я, Сыропятов, помните придурок и Вадик.
Поставили ящики стульями и столом. Вместо скатерти традиционная газета. Сели. Вадик напротив Оли. Сыропятов напротив меня. Я не пью. Они втроём опьянели, и Оля начала рассказывать, что у неё полные ноги, вес и по этой причине лимфостаз и постозность. Вадик сочувственно предложил девушке осмотреть её. Осень, слякоть, холодно. Оля чувственно сняла сапог, Вадик с причмокиванием осматривал тело в чёрных колготах и пальцами с любовью оценивал степень постозности. Олина икра, размером с меня возлежала на ящике около пустой бутылки между мной и Сыропятовым. Любовники так увлеклись друг другом, что, казалось, забыли о времени. Я начала мёрзнуть.

БОЙ В ГРЯЗИ

Холод совсем лишил меня бдительности. Я не обратила внимание на то, что Сыропятов то тоже выпил, и не мало! А он же дебил!!! Всю меру опасности я поняла, когда ни о чём не подозревая глазела в небо. Резкий рывок за ногу выбил из под меня ящик., и я оказалась на чёрной мокрой земле. Нога заболела, руки в занозах. Я уставилась на Сыропятова. Дебил вцепился в мою ногу и заикающимся голосом выдавил.

- Давай я тоже оценю твою постозность, - он крепко держал меня за щиколотку, я боялась, что не рассчитает, вывернет или сломает мне голеностопный сустав.

Дрожащими руками Серёжа начал мучить молнию сапога. Я не шевелилась, боясь дёрнуть щиколотку. Они у меня тонкие, как у козы.

- Серёг, тебе помочь? - поинтересовался добрый Вадик.
- Да ну их, Вадик, от них столько шума, они нам мешают. Пойдём отсюда.
- Оль, не уходи, я тя умоляю.

Пьяные влюблённые встали и медленно в обнимку стали удаляться в сторону 36 больницы. Я сидела на земле. Разгорячённый вином и эротической обстановкой уже зубами Сыропятов рвал молнию моего сапога.

- Серёж, давай я сама, - упираясь замёрзшими ладонями в чёрную, скользкую землю, я всеми силами пыталась удержать равновесие, чтоб не провалиться головой в ящик, на котором недавно сидела.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ Я САМММММММ, КАК ОН!
- Серёженька, ты сам, как он, я только покажу как, ну отпусти мою ногу, мне больно. Постозность у меня на другой ноге, только ради Бога не хватай её.
- Ну, покажи.

Я подобрала ногу, встала и с криком «На помооооощь!» перепрыгивая через бутылки и ящики рванула за Ольгой. «АААААААА!!!!» кричала я, бежала со всех ног и размахивала сумкой. Мне удалось обогнать Олю с Вадиком, которые не обратили на мои крики никакого внимания, обнимались, целовались и медленно шли к институту. Пошёл дождь.

Скользко. Лужи. Я бежала и кричала, чтоб эти два придурка остановили Сыропятова. Какой там! Уже слышался тяжёлый топот, который затих на мгновение. Это Сыропятов оттолкнулся от земли и прыгнул. До меня он не долетел, но за сапог той же ноги уцепился и рванул. Он упал лицом в лужу и я упала лицом в лужу. Серёжа встал на четвереньки, подполз, сел на меня верхом, начал трясти и как тесто вымешивать в луже. Я кричала, что есть мочи. Оля с Вадиком поравнялись. Остановились около нас, взялиcь за руки и уставились друг на друга. Я под Сыропятовым вся в грязи, лицо, руки, волосы, плащ, как американский солдат во вьетнамском болоте валяюсь у них под ногам и молю о помощи. Сыропятов меня трясёт, я ползу к больнице, влюблённые медленно идут рядом и смотрят друг вдруга. Когда силы покидают меня, я укладываюсь на землю и отдыхаю, Сыропятов ложится сверху, ля и Вадик тоже останавливаются.

- Пусть Гулька отдохнёт. Утала наверное. Такого бугая на себе тащить, это ж ого го! Полежи, Гуль, полежи. Вадик, я не пойму, почему она целый день валяется в луже и кричит? - ошатуренная либидом Оля поморщилась, не отрывая глаза со вселенской любовью от Вадика.
- Пьяная наверное, пьёт как лошадь, - заворожённо вторил ей Вадик.

Влюблённые остались стоять взявшись за руки с любовью глядя друг другу в глаза, а я по пластунски с Сыропятовым на спине добралась таки до больницы. Следующую пару прогуляли. они тоже. На лекции я согрелась и успокоилась. На перемене грязный Сыропятов подошёл ко мне и сказал:

- Вот видишь, - одна его рука с сигаретой дрожала, другая тоже тряслась и поправляла очки, - Я грязный и ты грязная. Выходи за меня замуж у тебя такие хорошие сапоги, - и потянулся к моей левой ноге.

Дописала я этот пост. Вовушка щёлкнул замком и Вошёл в гостиную.

- Меня только что ограбили. Компьютер и все документы. По голове ударили, сумку сорвали и убежали. Трое двенадцатилетних пацанов.

Вовка побежал в полицию. Вот такая теперь безопасность в Тунисе.

Последний раз редактировалось: 02.12.09 16:45
01.12.09 18:27 Мемуары и побасенки | комментарии (4) | цитировать
Я часто смотрю кино и хочу делиться фильмами, которые мне понравились. Вкус у меня женский.

"Сколько ты стоишь" с Моникой Беллучи. 2005 год.

ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА

НА ДАЧЕ

После полуденного отдыха мы стали играть в театр. Я надела купальник, туфли на каблуках, перевязала ленту через плечо. Я представляла Мисс СССР. Маша нарядилась в платки цыганкой. Вадик самураем, даже меч у него был. Якубсон медведем, завернувшись в шкуру, рычал. Дима Новик в полицию нравов. Ольга в доктора Айболита. Я шла приседая, виляя попой широкими шагами изображая красавицу перед объективами. Новик шлёпал милицейской резиновой дубиной по ладони, все остальные также вели себя в образе. Сыропятову костюм не нужен. Вся костюмированная компания пошла гулять по деревне пугать людей. Попугали часа полтора, потом вернулись в дом.

Я пошла на второй этаж переодеваться. Услышала визг, крики, вышла из комнаты и увидела сторожа, стоящего на балконе. Подошла и посмотрела в сад. В большом фонтане голый Вадик, голая Маша, голая Оля носились в воде по кругу. Девушки убегали, блестя мокрым телом, визжали, хохотали, Вадик рычал и догонял. Фонтан шумел струями. Особенно эффектной была Маша. Но самое смешное это было выражение лица семидесятилетнего сторожа-алкоголика. Брови его были подняты, рот приоткрыт, полуулыбка, глаза вытаращены и дышал он так, будто вышел из шахты на воздух. Я прям умилилась, сняла портки и дунула в бассейн к товарищам.

АЛЛА ДОЛГОРУКОВА

Что о ней сказать? Она была из Уфы и тоже безумно любила Вадика. Алка снимала квартиру и развела «малину». У неё было много любовников одновременно, так много, что Алла не успевала убираться, умываться и стричь ногти. Я её не осуждаю. Девчонка из Уфы, мамы, папы рядом нет, денег не хватает, учёба тяжёлая, эшелон любовников, пьянки и разбитое навсегда сердце. Время вымыть пол нет.

Из Вадимовых поклонниц я была самая стойкая и жизнерадостная. Каких сил мне это стоило, знает только Оля и, наверное, Вадик. Другие девушки считали меня железной леди, а сами, бедняги, умирали от любви. Вскрывали вены, травились или ели носили ноги. Меня окружали постные лица гаснущих, брошенных подруг героя-любовника. Бросал Вадик быстро, жестоко, без права переписки. Полезных девушек, как, например, Алка с квартирами, развратных, богатых или ещё чем-то полезных он держал на верёвочке. Близко не подпускал, но давал надежду. Брошенные через неделю любви простые девушки гасли от горя и ходили, как трупы, мигая глазками. На них Вадик смотрел, как через стекло. Останки, а не люди. Ужасное зрелище. Очередная счастливица, которую все хотели придушить, ходила завороженная. Выражение лица её было собранное, серьёзное, как если бы ей доверили держать переходящее красное знамя, и в её задачу входило не выпустить древко из рук, как можно дольше.

Ко мне Вадик подбивал клинья ежедневно, да так бездарно и небрежно, что это ранило меня ещё больше.

ПУБЛИЧНАЯ ЛЮБОВЬ. МДА. НЕ ПОВЕЗЛО.

Окончательный и сокрушительный удар моей несчастной любви нанесла ближайшая подруга Оля Митюхина. Она, как и все мы, вскоре сдала свои бастионы и насмерть влюбилась. Бедняжка. Для Оли Чудо-Юдо Вадик стал первым мужчиной, о чём рассказал всему близкому окружению в красках, а окружение рассказало своему окружению, а я расскажу, мои дорогие, Вам.

Дело было так.

Оля вцепилась в древко. Перед этим Вадик уделил ей немного внимания. Оля ходила с древком и остекленевшими глазами, говорила только про Вадика и про свою любовь. О моих страданиях она забыла. Наверное, он гипнотизер. Оля смотрела сквозь меня и всё говорила, говорила, говорила. Моя психика держалась на волоске. Спустя пару дней в ней что то глюкнуло, стеклянные глаза замельтешили по кругу и она начала нести такой бред, что я забыла о себе и бросилась приводить Олю в чувство. Она смотрела на звёзды и произносила могильным писком:

- «Я так счастлива! Мы с ним поженимся! Вот увидишь! Не веришь мне? Ты узнаешь!...».

И Оля плакала счастливыми слезами, а я от горя и жалости к ней. В тот же вечер мне Вадик по телефону в красках рассказывал, о том, как эта дура на днях дарила ему свою первую любовь, да так подробно и смешно, что я несколько раз просила передышку, чтоб прийти в себя от смеха.

Хотела,, было Вам рассказать как именно происходил спектакль, это правда смешно, но не стану я этого делать. Гадко.

О подробностях Вадикиного восторга по поводу Олиной сексуальности я подруге не рассказала. На мои трезвые уговоры Оля реагировала раздражением и однажды грубо отчитала меня.

- Ты злая. Ты завидуешь нам. У тебя не получилось, потому что ты его не достойна. И ты теперь все силы прилагаешь, чтоб разлучить нас или навредить.

Я рыдала. От жалости и сострадания. Ужасно.

- Вот стой тут и реви. Почему я должна слушать тебя? Я встретила любимого человека. Он хочет на мне жениться. Прочь с дороги.

Я прекрасно помню этот день, точнее поздний вечер. Фонарь, снегопад, Ольга в кожаном пальто и вязанной крючком шапочке с жемчужинками, за её спиной грохочут одна за другой электрички, нас порой не слышно, мы кричим.

- Оля, я прошу тебя, послушай меня ….

Но милая Оля, самоцвет, уже шла к насыпи и не оборачивалась. На следующий день он её бросил.


Писалось под музыку: 5361
Последний раз редактировалось: 01.12.09 20:58
01.12.09 01:57 Мемуары и побасенки | комментарии (7) | цитировать
ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА

У нас в группе был ещё Якубсон. Кроме того, что он тоже меня бил, сказать о нём нечего. Бил реже Димитрия, но сильнее.

СЫРОПЯТОВ

Серёжа Сыропятов был крупным авторитетом в нашей компании и всегда вне конкуренции. Супер стар. Он был сумасшедший. Точнее неполноценный. Ни дурак, не идиот. Что-то подобное этому. Вадик назвал его Гидрокальканеусом. Латинский вариант его фамилии. Это имя взорвало институт. Очень смешно. ГИДРО по латински вода, как раз первая часть фамилии Сыропятов. КАЛЬКАНЕУС – пятка. Получается ГИДРОКАЛЬКАНЕУС. Сыропятов носил тяжёлые коричневые очки с толстенными стёклами на жирном и потном носе. Очки сползали, и он дрожащими руками их водружал на переносицу.

НАУТИЛИУС ПОМПИЛИУС

«Я пытался уйти от любви, я брал острую бритву и правил себя.
Я укрылся в подвале, я резал кожаные ремни, стянувшие слабую грудь.
Я хочу быть с тобой. Я хочу быть с тобой.
Я так хочу быть с тобой. И я буду с тобой»

Мы ехали на машине развлекаться. Вадик за рулём, Димка рядом, сзади Ольга, я и Сыропятов. Все хором, со слезами на глазах, громко, в образе и с надрывом кричали: -

«Пьяный врач мне сказал, тебя больше нет. Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел, но я хочу быть с тобой …..» , и так далее …

Первый замолчал Вадик и уставился в зеркало заднего вида на Сыропятова. Все тоже замолчали и посмотрели на Серёжу. Этот дурак, весь зарёванный, красный, с зажмуренными глазами, упавшими на пол очками, прижав сжатые кулаки к горлу и тряся ими, согнувшись, дрожа грудью сдавленным голосом повторял:

«Я так хочу быть с тобой, я очень хочу быть с тобой, ну, пожалуйста не покидай меня, я ну очень, очень сильно хочу быть с тобой, потому что люблю тебя, я так никогда и не узнаю, что ты чувствовала в свой последний час, я не переживу разлуки не уходи, ну пожалуйста, не покидай меня моя любовь…., пройдёт время и мой сын от другой женщины спросит, папа ….».

Плакал Серёжа обильно, долго. Мы его успокаивали.

- Да ладно Серёга, не расстраивайся. Он нашёл другую.
- Нет. Это неправда, этого не может быть. Как страшен мир. Я не могу в это поверить!
- Мы сейчас другую песню споём, и всё будет хорошо. Ха ха , - басил Вадик.

А ехали то мы на дачу.

НА ДАЧЕ

На даче нас уже ждали Маша, Якубсон, Ошеров и сторож. Поели, пошумели, порисовали и решили поспать. Дело было днём. Вадик тогда любил Машу, и они отправились почивать в обнимку. Дом затих, мы с Ольгой шушукались, шушукались, надоело, пошли по дому смотреть, кто как спит. В доме никого не оказалось, кроме сторожа и Маши с Вадиком. Их мы увидели, когда крались под окнами. Я как могла тихо взобралась поближе к окну, заглянула и обомлела.

Маша крупная, загорелая, как пирог с капустой, толстуха с коричневыми, мягкими, густыми волосами, глазами с пушистыми, как у коровы ресницами, румяная и губастая с огромными, как дыни грудями, лежала широко к окну расставив полные ноги. Лица видно не было, поскольку его скрывали круглый живот и ещё выше две толстые груди. Виднелись размётанные по постели каштановые кудри. Тихо.

Между ногами Маши, спиной к окну сидел голый крепыш. Левой руку герой засунул, казалось по локоть, в Машу и усердно ею то ли вращал, то ли толкал, то ли и то и другое, отчего Маша с животом и грудями болталась, как барабан стиральной машина автомат. Правую руку Вадик, а это был он, держал у своего лица и длинным пальцем, задумчиво, глядя вправо в потолок (Маша металась влево), почти отвернувшись от Маши, не переставая, медленно ковырял в своём носу. Нос у него большой, точнее ноздри. Итак. Он долго и сосредоточенно что-то искал в правой ноздре. Я заворожено смотрела. Митюхина кой как, несмотря на большую попу, взобралась к окну и, вися на мизинце, готовая вот-вот рухнуть, смотрела на преставление одним глазом. Другой глаз был под подоконником.

Вадик раскачивал левой рукой Машу изнутри, Маша болталась на его руке. Правой Вадик ковырял задумчиво в носу. Мы следили за носом широко раскрытыми глазами, как вдруг, Вадик что то нащупал, вытащил из носа небольшую козявку. Внимательно, долго, из под лобья ей рассматривал со всех сторон, не переставая вращать Машу и, примерившись, точно щелчком направил её в потолок. Цок, сопля прилепилась к обоям, Вадик вздохнул, опустил руку и стал задумчиво рассматривать другой угол. Маша продолжала болтаться.

Мы с грохотом одновременно упали с подоконника и дали дёру.

Последний раз редактировалось: 01.12.09 02:03
29.11.09 20:50 Мемуары и побасенки | комментарии (2) | цитировать
ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА

ЖЕНСКИЙ АЛКОГОЛИЗМ

Новая компания вернула меня себе самой. Роль я играла только для Вадика, изображая бравый вид, равнодушие и неприступность. В остальном новая среда пришлась мне, как доброму вору в пору. Все ребятки были умные, крепкие, самобытные, талантливые или ненормальные, поэтому риска быть непонятой не было. Я была счастлива тем, что не одна такая на Земле заумная, которая не пьёт и поёт, развлекается этим, как его …. картины-то всё рисовал, а его любовницы самоубивались глядя на них, не Пикассо, другой … ну фиг с ним. Шутки моих друзей были глубокие, опирались на знания мировой музыкальной и художественной культуры, всестороннюю начитанность и кругозор, а не на кинокомедии и матерные анекдоты. Такой юмор и общение полностью меня удовлетворяли.

Беспутство отступило. Мои синие поклонники удалились в тень. Если раньше они любили меня, то теперь боялись. Боялись ясности текстов, непредсказуемости, чувствовали, что энергетика неравная. Утонут, и пощады от меня не жди. А моя компания не обращала на мои силовые возможности никакого внимания. Бесцеремонно опускала, особенно ужасно это делал Вадик, если я фальшивила и хохотала от души, если я выражалась в точку. Он однажды напоил меня красным вином под любовный шёпот и романтические бредни о единстве наших душ в подъезде. Да так, что я костей не могла собрать, а потом на улице уложил на лавочке, собрал детей вокруг тёти, которая валяется пьяная и не может за себя постоять, и читал лекцию об ужасах женского алкоголизма на моём примере. Сволочь. Шпилькой зонта он поднимал мои юбки и предлагал детям продолжить учёбу лекцией о строении доступного изучению женского тела, лежащего на скамейке.

- Ребята, а хотите посмотреть, что, там, у тёти под этой юбкой? Есть среди Вас настоящие мужчины?
- ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕСТЬ!!! – дружно ответили мальчуганы и зарёванные оборачивались, когда мамаши оттаскивали их от скамейки..

Я развивалась в естественном для меня направлении и крепла духом день ото дня. Интеллектуальная среда для меня, как бульон в чашке Петри для бледной спирохеты.

ДЕЗОДОРАНТ

Зачёт по глазным болезням один из самых тяжёлых. Сдавали мы его с Ольгой в институте Фёдорова. Сидим, ждём, когда позовут. Я с тоской гляжу в окно. Зима. Тихо. Рыжий, конопатый, круглый мальчуган шевелит губами и зубрит «глаза». На его лбу испарина от ужаса предстоящей инквизиции. За длинным столом сидят двадцать студентов в шапочках, халатах и шевелят губами. Свежая, как мимоза на тонкой ножке, краснощекая, распаренная Митюхина, изображает здоровье, сверкает очами, глядится в зеркало, благоухает вкусным и намазывает губы бесцветной помадой.

Конопатый, потный от ужаса очкарик, не отрывая глаз от лекций, не глядя, одной рукой достаёт дезодорант из сумки, поднимается из-за стола и, видимо, собирается направиться в туалет, чтобы им воспользоваться. Тишина, все зубрят. Сияющая Митюхина откладывает зеркало, взирает на рыжего и весёлым, звонким голосом говорит: -

- А зачем Вы, доктор, пользуетесь дезодорантом?

Очкарик от неожиданности роняет лекции и очки.

- Там же аллюминий! – красными губами верещит Оля, - придите, коллега, домой, побрейте станочком подмышку, помойте хорошенько с мыльцем, помажьте детским мылом. И НЕ ПАХНЕТ!

Бумс! Это я и рыжий в шоке свалились под стол. А Оля, как ни в чём не бывало уставилась на себя в зеркало.

РЕЛЬСЫ

К спорту меня приучила Оля. Я не спортивна по природе. Ольга конь-огонь. Она устроила регулярные велосипедные прогулки. Для меня это была мука. Потом мы ехали к ней в гости кушать. По дороге нужно было пересечь железнодорожные пути. Ольга лихо подняла на плечо вверх колёсами велосипед, быстро перешла рельсы и покатилась дальше.

Ой!

Да, я в жизни велосипед не то, что не подниму, я его и приподнять то не смогу. Я, сопя, качу велик по насыпи, упираюсь ногами и коленями в гравий. Кой как взобралась. Ворочаю, как трактор велик по рельсам и шпалам, аж, пузыри пускаю, красная вся, жилы надулись, рычу, как мотоцикл. Никак не могу перебраться. Митюхина, корова, остановилась, обернулась, вернулась, встала широко расставив ноги, и, подняв велосипед вверх колёсами на правое плечо, поддерживая его одной рукой, другую упёрла в бок и давай меня бранить.

- Гуля, ну как так можно! Это же твоя машина! Ну, я не знаю. Как ты жить то дальше собираешься, если свою собственную машину, какой то дурацкий велосипед поднять не можешь? Как тебе не стыдно?! И еще …, - справа уже слышался гудок, электричка приближалась.

Я прибавила рычания, тщетно. С ужасом, из последних сил я попыталась с рёвом оторвать велик от рельс хоть на сантиметр ааааааааа, на меня неслась электричка!!

- … И ещё удивляешься, почему тебе не везёт в любви! Ну, какой мужчина женится, на такой нежизнеспособной …

Я бросила велосипед и, рискуя грохнуться из последних сил с криком ААА!!!!!!!! рванула через рельсы по шпалам к Ольге. Грохот проносящейся мимо нас электрички ненадолго заглушил Митюхинские причитания.

- Ну, вот. Теперь на землю уселась, а? Ну, вот скажи …. Ну посмотри на себя о!... Как к женщине с такими ногами можно серьёзно относиться? Прекрати реветь, дурчка. Иди вон, подбирай свою разволюху. Целёхонькая она.

Оля водрузила попу на велосипед и покатила, напевая арию из оперетты «Принцесса цирка» по парку к дому.

- Да я шууууууууууууууут, - пелаОля, - я циркаааааааааааааааач, так что же?
Пусть меняяяяяяяяяя так зовууууут вельможи,
Как они от меня далекиииииииииииииииии, да-ле-Ки ..
Никогда не да-дут ру-Ки.

Мой велосипед перетащили какие то алкоголики, я поравнялась с Олей и мы задорно запели хором

Когда веселье сердце мне тревожит
Она быть мож
Последний раз редактировалось: 29.11.09 21:34
29.11.09 16:13 Мемуары и побасенки | комментарии (5) | цитировать
ПОБАСНКИ ПРО ВАДИКА

У меня в жизни три главные подруги. Ленка Шин, Оля Митюхина и Танька.

Ольга Митюхина училась в группе Вадика и принадлежала его свите. Она оказалось соседкой. Проехавшись с ней один раз домой после института, я полюбила её навсегда. Мы сразу стали неразлучны. Оля очень умная, глубокая девушка и поэтому странная. Чувство юмора прекрасное. Тогда у неё был худой верх, нормальная, симпатичная грудь, тонюсенькая талия, ручки и огромная белая задница. Лицо крупное с большими карими глазами, крупными губами и невысоким лбом. У Оли были негустые каштановые волосы, и она носила странную стрижку. Такие стрижки я видела только у героинь фильмов про концлагеря. Ещё так стриглись после тифа. Очень коротко и чёлка три миллиметра длиной, практически под нуль. Она считала это верхом красоты и изящества. Носила кожаное пальто. Оля родилась и выросла в Германии, поэтому сверкала аккуратностью и собранностью, чего нельзя было сказать обо мне.

Оля знала про мою несчастную любовь к Вадику, поражалась силе духа и уважала меня.

СЮЗАНА

Как обычно, мы, человек пятнадцать, после лекций тащились за Вадиком по Пушкинской к кинотеатру. Было слякотно, что-то моросило. Все уставшие, разговаривали не громко, шутили немного. Вдруг Митюхина громко завопила, чтоб все замолчали, потому что она слышит волшебную музыку.

- Тссс! – Ольга приложила палец к губам, прислушиваясь к воротам.

Все с интересом уставились на Олю. Я лично в тот момент ничего не слышала.

- Слышите? Тари – Ра Ра- Ра. Какая прелесть! Я так люлблю эту песню. Упс! Упс. Ну чо Вы, дураки, уставились, подпевайте! Упс, упс, та ри Ра Ра, -

Ольга, закатив глаза, отбивала такт носком сапога и щёлкала пальцами. Слуха у Оли нет, поэтому по издаваемым ею звукам узнать мелодию было невозможно. Никакой музыки слышно не было.

- Ну, чо не слышите? Да идите сюда, - Ольга кралась и прислушивалась к подворотне. Она уже практически лежала под воротами, прикладывала палец к губам, закатывала глаза и всё повторяла упс, упс, - Гулька, ну подпевай, тыж певунья! Упс.

Компания окружила Олю, лежащую в лисьей шубе на асфальте.

- Упс, упс, подпевайте ! СЮЗАНАаааааа, СЮЗАНАаааааааа.

Боже! Как я люблю Ольгу и Вадика! Столько счастья, смеха и радости мне не дарил никто.

СЮЗААААНА, СЮЗААААНА, ТАРИРАРА

ПЕРЕМЕНКА

Ольге нравился красавец и певец Серёжка Шепелев. Женатый Шепелев тоже с интересом относился к Митюхиной, особенно к её нижней части и провожал её попу насупившимся взглядом и губами, свёрнутыми в трубочку. Крупная стасемидесятисантиметровая Оля, как-то болтала со мной о разном на переменке, упёрлась локтями в стол, подняла высоко попу, обтянутую белым нейлоновым халатом, выставила её далеко в проход и стала медленно ею вилять, как маятником. Народ остолбенел, заткнулся и заворожено на неё огромную уставился. Нейлон по попе перекатывался со скрипом и переливался в лучах зимнего солнца. Шепелев издали заметил это зрелище, нахмурил брови, вытаращил глаза, вытянул шею и крадучись крупными шагами стал приближаться к Оле сзади. Митюхина, ни о чём не подозревая, отчаянно размахивала задницей, как фашист белым флагом капитуляции. Шепелев уже стоял напротив Ольгиной попы, глазел на неё не отрываясь широко раскрытыми глазами, вращая головой в такт её взмахов. Тишина. Народ раскрыл рты.

- НУ, МИТЮХИНА! У ТЕБЯ ТАКАЯ ДУХХХОВКА! – не отрывая взоры от Оли, наконец, задумчиво изрёк поражённый Сергей. Все покатились со смеху.

Ольга, едва повернула в его сторону голову и, не останавливая размеренных движений попой, ответила:

- НЕТ СЕРЁЖА, У МЕНЯ НЕ ДУХОВКА, А БОЛЬШАЯ БЕЛАЯ РАКОВИНА, - и, не меняя тона, продолжила щебет со мной.

Последний раз редактировалось: 29.11.09 16:20
29.11.09 00:09 Мемуары и побасенки | комментарии (11) | цитировать
ПОБАСЕНКИ ПРО ВАДИКА Дима Новик

Гиперактивный маленький еврейчик, близкий друг Вадика. Странный. Новик был ко мне очень неравнодушен. Он всегда бил, тряс меня, рвал одежду, выталкивал из автобуса, отбирал сумки, деньги, вытряхивал содержимое портфеля с крыши небоскрёба, топил в шелках в снегу. Очень странный. Вадик, придурок, хихикал.

Как то Вадик снял квартиру, и мы в ней собрались на вечеринку. Меня, как первую стряпуху на деревне, в сопровождении Димы Новика, в качестве тяговой силы и денежного мешка, отправили за продуктами в супермаркет. Дима давно меня не бил, не кусал, пуговиц не рвал, сапоги не прятал, каблуки не крал. Я согласилась. Оказалось, Дима копил силы. В супермаркете он наигрался со мной по полной программе. При выборе продуктов он орал на меня на весь магазин, называл дурой, транжирой, проституткой, швырялся пакетами молока и маслом, я собирала это под прилавками в снежной жиже в позе смотрящей вниз собаки и извинялась перед людьми.

- Заткнись, идиот. Сейчас нас выведут, придурок, - шипела я, собирая под прилавками в позе смотрящей вниз собаки опрокинутые Димой мандарины.
- Что ты копаешься, кто так мандарины собирает? Вот как, вот как надо мандарины собирать, вот как - Дима оттолкнул меня, я упала в лужу. Он начал кидаться в меня мандаринами, - вот как! А?! Нравится?! Я тебя научу мандарины собирать! Тунеядка.
- Это немыслимо! Что здесь происходит!? Они что пьяные? Нужно вызвать охрану. Ну, ты посмотри, безобразие какое!
- Дура! Зачем я на тебе женился? Даже мандарины, собрать не можешь, - орал Дима и швырялся в меня мандаринами, которые уже кончались, и он косился на ананасы.

Я быстро уползла в мясной отдел, планировался плов. Дима настиг меня вскоре. Запредельно меня мучил, тряся перед носом курицами, печенью и люля, потом устал, угомонился, я перевела дух и потащила его к кассе. В очереди он стоял спокойно. Я уж думала, что он устал, но когда пришла наша очередь, Дима голосом, не предвещавшим мне ничего хорошего, спросил у кассирши, ожидающей деньги:

- Девушка, а что Вы делаете сегодня вечером?

Кассирша выпучила глаза, очередь зашелестела.

- Ма-ма! – подумала я, - щас начнётся.

Дима уже тряс меня за шиворот шубы, из меня посыпались мелочь, неврологический молоток, пуговицы. Фонендоскоп, как живая змея на моей шее, извивался в воздухе и стучал по голове маленькой девочки, стоявшей у кассы и о прилавок. Вместе с Димиными воплями мелочь, молоточек, девочка, я и фонендоскоп производили страшный шум на весь супермаркет

- Сука, доставай деньги, видишь, люди ждут. Куда деньги подевала, стерьва!? Пропила?????? УУУУ, пррррроститутка! – тряс меня и грозил пальцем перед носом сумасшедший Дима.
- Ах ты гад! Девушка, что Вы делаете сегодня вечером? А ну живо доставай деньги и не трожь меня, сволочь! – я вцепилась в Димкин воротник и трясла его, что было сил, - доставай деньги говорю, убью гад! А, девушка?
- Девушка, что Вы делаете сегодня вечером? Ты деньги в лифчик сунула, прррррроститутка, ненавижу, тварь - рычал Новик, а ну покажь грудь, зараза!
- Дим, ты совсем сдурел, хватит меня трясти, у меня пуговиц больше нет.

Очередь гудела как улей, кассирша требовала деньги, надвигалась охрана, Дима копался у меня в грудях.

- Это те ненормальные муж и жена, что кидались мандаринами. Надо психушку вызвать. Охрана! Увидите этих припадошных! Они или пьяные или обкурились.
- Агаааааааааа! Вот они! Я же говорил! В лифчик спрятала. У своооооооолочь!! Девушка, а девушка, так что Вы делаете сегодня вечером?

Кассирша плакала.

Охрана подбежала к кассе, но Димка успел всучить деньги красной, потной, зарёванной кассирше и уже тащил меня за тележку к снежному выходу.

Я с оторванными пуговицами, порванным лифчиком, голой грудью на морозе перед магазином, с потерянной шапкой кричала сквозь смех и слёзы на Новика и кидалась в него продуктами. В итоге в изнеможении уселась в сугроб перевести дух и упаковать тело.

Вокруг стоял обыватель и возмущался в полный голос.

- Это неслыханно! Они совсем, что ли ненормальные! Прекратите это немедленно! А ведь, небось, детей нарожали! Вот она молодёжь! Она сбежала из дурдома?
- А мы будущие врачииииии, Новик тряс перед носом одуревшей публики фонендоскопом на тощей шее.
- Дим, ты дурак, что я могу сказать.
- Да девушка вроде нормальная почти. И одета прилично. И профиль, гляди, профиль то почти интеллегентный.
- А что ж она голая в снегу валяется и смеётся?
- Да, они прикалываются. Нормальные ребята. Да, повеселили вы всех. Студенты врачи, наверное.
- Ничего себе врачи.
- Бежим! – Димка показал на охрану, которая опять нами заинтересовалась.

Мы быстро собрали замёрзшими руками мандарины, лук и говядину по сугробам и прямо с тележкой продуктов дунули наутёк к нашей компании.

Уже за столом я красная и свирепая, плюясь от возмущения и смеха, без пуговиц с фонендоскопом, голой грудью, порванным лифчиком, переломанными ногтями рассказывала компании про этого идиота, как он кидался продуктами. Народ смеялся.

- Так что ли бросался? – Вадик взял с блюда жареную курицу и запустил ею мне в голову. Попал в Ферюзу.
- Ах, ты, гад! – Фирюза обрушила на Вадика град мандаринов

Все перевозбудились и стали кидаться пловом, салатами, обувью. Вадик сидел верхом на Митюхиной с задранной юбкой и колотил по большой попе в шерстяных колготках лекциями по оперативной хирургии. Оля пылала в истоме.

- Чуть-чуть левее, пожалуйста, ближе к центру, - стонала телом пышная Оля.

В итоге с 21 этажа выбросили тележку с балкона и счастливые разошлись по домам.

Последний раз редактировалось: 29.11.09 00:15
28.11.09 18:43 Мемуары и побасенки | комментарии (13) | цитировать
ПОБАСЕНКИ

И ОПЯТЬ ПРО ВАДИКА


С Вадиком в мою жизнь ворвался юмор, ум, интересное, новое, оригинальное. Я перестала скучать, корону на ушах поправила и cтала обычной девчонкой у арыка, играющей в индейцев с пацанами. Страдала от его равннодушия, умирала каждый день от ревности и веселилась одновременно. Я его боготворила. Но виду не подавала, стала холодным станком. Вадик - моя потрясающая весёлая юность. Какое счастье, что я ним познакомилась и узнала, что на свете есть не только идиоты.

СТУКАЧ.

У нас был ещё один дурак. Свининников. Он был стукач. Глаза на это мне раскрыл Вадик. Мне б самой и в голову такое не пришло.

ПЕВЕЦ

Потрясающий парень Шепелев. Похожий на артиста, играющего американца в фильмах об индейцах. Учился плохо. Был взрослый и потрясающе шутил. Серёжа Шепелев играл на гитаре и пел, как Меладзе. В него была влюблена Оля Лебединская, замужняя дама 24 лет. Она периодически спала с ним у всех практически на глазах с лицом монашки. Оля была бледная с нездоровой кожей. Говорили, что она перенесла сепсис. У Лебединской были поразительной красоты черты лица. Ангел с нездоровой кожей, египетскими, тонкими ноздрями и жидкими грязными волосами. Нелепая, красивая, молчаливая, развратная и глуповатая девушка. Лебединскую Шепелев называл ЛЕБЛЯДИНСКОЙ или ЛЕБЁДКОЙ. Это было очень смешно, потому что очень точно.

Одевалась Оля Лебединская, мягко говоря, странно. Это видно было связано с нехваткой денег. Как то в зимнюю стужу, влюблённая Ольга пришла в институт, и из под халата торчали яркие, всех цветов радуги летние, пляжные, короткие легинсы. На перемене патанатомии, Шепелелев подполз на четвереньках к стулу Ольги, оттянул штанину и смешным голосом спросил у группы, которая уставилась на него:

- Аппачи в рот отфачу, что ли?

У него была смешная и поза, и выражение лица, и голос, и эти индейские Ольгины трусы. Мы хохотали до слёз.

Как то на вечеринке в съёмной двухкомнатной квартире Юнина обошла всех и шепнула на ухо каждому, что Леблядь сейчас в комнате с Шепелевым трахается, и, что это секрет, и в комнату нельзя войти, потому что Оля готовилась к этому месяц, вдруг Серёга сбежит. В итоге все замолчали, потому что про этот секрет Юнина шепнула каждому. В итоге я встала и в смешной тишине поставила стул напротив двери. Смеялись. Лебединская через 15 минут вышла с закатанными глазами. Через минуту выполз отдохнувший Шепелев.

КРОЛОГРАММА

Шпаргалки Вадик рисовал. Например, слово стрептококк он кодировал изображением бюстгальтера, ассоциируя стрептококк со словом стриптиз. В институте эти шпаргалки в виде непонятных картинок получили название кроло-гораммы, по его фамилии. Я моментально переняла новаторскую идею, потому что хорошо рисовала. Моя успеваемость резко повысилась. Я рисовала пейзаж, каждый элемент которого был блоком огромной информации, сверху писала телефон, мяла, рвала на две части и на экзамен одну половину клала на стол, другую под стол и спокойно списывала билеты. Можно значки нарисовать по периметру тетради, а листок для зачёта заранее вырезать поменьше. Кладёшь этот листок на тетрадь, а по периметру вся шпаргалка. Одной маленькой картинкой можно целый билет зарисовать. По периметру тетради зарисовывается весь материал экзамена.

Эти картинки сделали отличником моего сына.

У нас в институте был дурак. Требелев. Он попал к нам из подготовительного отделения после армии. Требелев перерисовывал на перемене Вадикины кролограммы! Представляете, какой идиот.

Последний раз редактировалось: 28.11.09 20:15
28.11.09 01:44 Мемуары и побасенки | комментарии (5) | цитировать
ЧАСТЬ 13 ВТОРАЯ ЛЮБОВЬ. ПРОДОЛЖЕНИЕ.

ВАДИК. КАКАЯ ПРЕЛЕСТЬ!

И носило меня как осенний листок по кладбищу психиатрической больницы. Дергающиеся останки ещё живых поклонников взирали на полёт потухшим взором одиноких глазков. Тихо. И я летаю. Контролирую.

И не нахожу в полёте смысла. Однако, ничего другого в пустую голову нейдёть.

Любовь в моей жизни всегда фиксирует меня, пригвождает носящийся над негативом листок к действительности, определяет дальнейшие превращения. Без Любви я беспорядочная дура. Мужчина пригвождает меня, как бабочку окаянным отростком, я растопыриваю крылья и конечности и начинаю медленно соображать, что к чему. Первый раз любовь сделала меня врачом. Второй раз философом. Третий раз предпринимателем и ненормальной мамой. Четвёртая мудрецом.

Народ толпился вокруг, я не разбирала лиц, имён, скучала, была поглощена своей опустошенностью, как вдруг появился бойкий весельчак среднего роста с волосами, как круглая клумба вокруг головы. Яркий, краснощёкий, губастый, синеглазый, но … не красавец это точно. Прилип. Заметила я его не сразу. Он привлёк с большим трудом моё внимание, лез видимо из кожи вон, чтоб пробудить меня от медитации о смысле половой жизни. И однажды я дала себе труд услышать и понять его фразу, проснулась и засмеялась. Вадик оказался отменным остряком. Единственным среди толпы, шутки которого стоили того, чтоб отвлечься от себя любимой. Я стала выслушивать иногда его остроты.

Вадик понял, что я его заметила и обрушил на меня столько занятного! Мне потихоньку становилось просто интересно. У Вадика обо всём было своё мнение. Живое, яркое, грамотное, верное. Вадик был круглый отличник, знал предмет. Я стала привыкать слушать его, это было интересно и полезно. Он говорил о практичных вещах типа технологии подготовки к экзаменам, скорости усвоения материала, понимания строения нервной системы, способа зашпаргаливания большого текста, ресторан, машина, места для сна во время дежурства, юмор блистательный.

Вадик очень умный человек. У него сверкающий возможностями и талантами неутомимый мозг. У меня даже слов не хватает описать его. Он звезда. Лучше всех учился, больше всех гулял, умел всё, шутил великолепно, разбирался во всём, при этом ездил по всему миру, знал три языка, занимался фарцовкой, выигрывал олимпиады, выступал на взрослых конференциях со своими научными взглядами, писал книги, успевал в библиотеки, занимал призовым места на спортивных соревнованиях и преподавал!!! ушу. Не по возрасту зрелый мальчик. До меня только сейчас доходит, что он имел ввиду в 18 лет. Например, он говорил, что родителей надо воспитывать. Межпозвоночные ганглии он наывал бусами вдоль позвоночника, от которых во все стороны расходятся провода.

Вадик грубо разогнал толпу вокруг. Он вообще холодный, жестокий. В один миг свита растаяла, и мы стались одни. Естественно я с ним переспала. Он со мной поиграл недельку, я ему надоела. Он равнодушно бросил меня и занялся Ферюзой.

Я вроде не расстроилась, но дышать стало нечем. Я потеряла равного собеседника, весёлого друга, наставника, учителя. Мне это не понравилось, и я стала волочиться. Расстраиваться я стала, когда поняла, что это бестолку. Вадик смотрел на меня, как через стекло. Я, как и все другие, стала объектом его жестоких шуток. Мне стало плохо. Я разозлилась и занялась юношей вплотную по старой схеме.

Выступила с остроумными рефератами, обставила его с первым местом. Нашила нарядов, собрала свиту. Несколько раз жестоко парировала его насмешку, да так что над ним покатывался неделю весь институт, нарисовала на него карикатуры с и распространила. Каждое утро шла, как в бой. Забила насмерть конкуренток.

Результат так себе. Он принял меня в свиту. Это выглядело так: - « Гуль, ну ты идёшь с нами?». Вадик объявил, что Гуля единственная умная девушка на весь институт, что он меня любит и что несмотря на это, Гуля всё равно дура, как и все женщины. Однако, подкалывать и шутить надо мной перестал.

Помню, что это был долгий и тяжёлый период. Один из самых тяжёлых в жизни. Титанические усилия давали мне только его уважение и место в свите. Вадик, хотел было, назначить мне время на сексуальную аудиенцию среди недели, в числе прочих наложниц, но я с ужасом отказалась. Такое унижение меня бы убило.

Я планомерно, как компьютер бесстрастно изучала Вадика. Быть красавицей, отличницей, с разорванным сердцем, безрезультатно каждый день вкладывать душу в жизнерадостный имидж, драться, как лев каждый день, при этом изучать Вадика, делать выводы, применять постигнутое каждый раз неудачно, оё ёй, тяжело и горько. Это длилось почти год. Каждый день я билась об него, как муха об стекло. Муравей и собор.

Гуля девушка конь или упорная, тупая акула, которой сказали, что за бетонной стеной кусок говядины и она бьётся, как швейная машинка кровавой башкой об стену, размазывая собственные мозги., удивляясь, что мясо всё ещё за стеной, а не в голодной пасти.

Продолжение следует.

Последний раз редактировалось: 28.11.09 02:19
... 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 ...